Rock on!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Rock on! » Игра вне игры » Сходил за хлебушком, называется.


Сходил за хлебушком, называется.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Saul Hudson (лохматый придурок (с) ), Jimmy Page (представительный мужчина за сорок).
Место: магазин, середина 90-х.
Краткое описание: так получилось, что один приличный с виду магазин стал местом спонтанной встречи легенды семидесятых и восходящей звезды девяностых.
Ворнинг: эпизод предполагает наличие стеба и идиотских ситуаций. Уведите детей от мониторов.

0

2

Ворнинг второй: пост наполнен самолюбованием и самовосхвалением. Уберите от мониторов беременных женщин.

Свет ламп направлен, кажется, на вход в магазин, как свет софитов. Люди задерживают дыхание, удивленно распахивая глаза: нет-нет, не надо восклицаний, не надо аплодисментов, ваше молчаливые восхищение и восторг – достаточная награда.
Нет, смертные, вы можете – вполне можете – продолжить заниматься своими мелкими делами. Ах, уважаемая молодая дама с назойливым пухленьким ребенком, пожалуйста, пожалуйста, продолжайте ругаться с обслуживающим персоналом, ваш дикий ор не может нарушить спокойствия того, кто побывал на Олимпе славы и популярности. Ах, уважаемый, прыщавый молодой человек, не стоит прожигать своим взглядом дырки в плотной, черной ткани дорогого пиджака, вы бы остались не замечены даже в худшие года жизни, не то, что сейчас, когда женственная молодость прошла, оставив после себя представительную, элегантную зрелость.
Давайте, давайте, отвернитесь все и выдохните: да, вы находитесь в радиусе досягаемости надменного света славы и гения самого Джимми Пейджа и закончим на этом.
В общем, если отвернуться от пафоса самолюбования и словесных извращений самомнения, то у Джима кончились в холодильнике продукты. Недолго промаявшись нежеланием выходить на люди (точнее, снисходить до людей), мистер Пейдж понял, что голодная смерть все же несколько хуже, чем несколько десятков минут пристального внимания, взял себя в руки и направился в ближайший супермаркет.
Если честно, Джеймс планировал закончить все минут за пятнадцать, но врожденная брезгливость и привередливость взбунтовалась. Может быть, конечно, вы и готовы есть первый попавшийся под руку банан, но не Пейдж.
Эти десять лет – после распада Зеппелин – были одними из самых трезвых, самых здоровых в жизни Пейджа лет. Он утратил свою утонченность, почти женственность, которой обладал в двадцать, но стал представительным, видным мужчиной. Хотя, правда, взгляд у него так и остается большую часть времени болезненно-уставшим: надорвавшийся организм можно только слегка подлатать, но не окончательно вернуть здоровье.
Джимми оперся локтями о ручку тележки для продуктов, наклонившись и раздраженным жестом убрая по-прежнему длинную прядь волос с глаз. Список, написанный небрежным почерком, не очень радует своей длиной, и Пейджу уже хочется бросить свою затею, ограничившись помидорами и сыром: как в старые, добрые времена, кучу лет назад, когда просыпаться было не так тяжело и бессмысленно.
«Быт – такая тяжелая, обременительная штука,» - Джеймс несколько растеряно обводит взглядом большое помещение магазина, пытаясь сообразить, где тут что. Такие мелочи жизни даются ему, пожалуй, не так легко, как изучение нот в рекордно короткие сроки лет двадцать назад.

0

3

Когда по телевизору целыми днями крутят совершенно бессмысленную туфту, руки устали от струн гитары, мозг пропарен и нашинкован очередным безрадостным разговором с рыжим придурком и всю окружающую среду скрашивает только одинокая бутылка пива в руке, невольно начинаешь задумываться о всякой философской чертовщине. О той же жизни, к примеру. «Какая забавная ситуация у меня тут сложилась», - подумал неунывающий Сол Хадсон, бодро потягивая напиток, - «вроде всё есть, а чего-то не хватает». Задумчивый взгляд прошёлся по стоящей в углу гитаре, по экрану телевизора, откуда какой-то обдолбанный чувак нёс очередную муть, по выключенному телефону, чтобы пресечь усердные звонки назойливых журналюг, и в кудрявой голове родилась мысль: «Чипсов или орешков к пиву, вот чего не хватает». Пару минут в душе гитариста мучительно боролись лень и жажда орешков и последняя, наконец, победила. «Я туда и обратно, быстрее молнии, быстрее носящегося по сцене Эксла», - пообещал сам себе Слэш, успокоив свою лень, занавесил мордаху волосами, водрузил на нос тёмные очки и уверенный, что ни разу не палится, спокойно вышел из дома и поспешил в магазин.
Спустя какое-то время Сол уже уверенно потянул на себя входную дверь. Упрямая створка не поддалась. «Беспредел», - беззлобно фыркнул входящий, подёргал створку ещё пару раз, потом, додумавшись, толкнул её и вошёл, тихо посмеиваясь  сам над собой. Вошёл – и замер посреди рядов супермаркета, прибалдевшим взором окидывая батареи стеллажей, заваленных едой. «Welcome to the jungle!» - усмехнулся Слэш, с интересом осматриваясь, - «как бы мне найти нужную полку? Окееей… направо, налево? Налево, направо?». Пожав плечами, искатель орешков пошёл прямо, протискиваясь сквозь толпу людей. Орешки, орешки… А на глаза попадались бесполезные и дурацкие вещи: зерновые хлебцы, лёгкий плавленый сыр, кукумберы, бананы.  «Интересно, тут можно курить?» - гитарист задумался и, решив не доводить мысль до конца, выудил из кармана пачку и уставился на сиротливо лежащую сигарету. «Последняя. Я очень вовремя пришёл в магазин», - кудрявый усмехнулся, вставляя сигарету в зубы, вытащил зажигалку и нетерпеливо щёлкнул ею. Ответом стал тихий пшик и полнейшее отсутствие любых намёков на пламя. «Тааак…» - Сол озадаченно почесал в затылке лохматую голову, рассеяно скользнул взглядом по отчего-то расступившимся людям и невольно подпрыгнул на месте от удивления, ибо человека, которого он увидел, он ожидал внезапно встретить в магазине меньше всего. Слэш был явно смелей замерших в благоговейном трепете покупателей. Выронив на пол зажигалку, но чудом удержав во рту так и не зажженную сигарету, охваченный восторженным изумлением лохматый придурок подлетел к Его Величеству Джимми Пейджу, брезгливо ковыряющемуся в бананах:
- Чёрт возьми, Джимми Пейдж! Сам Джимми! Вот это встреча! – и Сол весело рассмеялся, хлопая знаменитого гитариста по плечу.

0

4

Джеймс никогда не был почетным участником культа еды: он мог не есть неделями, перебиваясь дорогим кофе, сигаретами и каким-нибудь сыром. Если честно, то ему то было некогда, то просто как-то из памяти стиралась необходимость иногда поддерживать свое существование пищей. Что? Трехразовое питание? Нет, мы о таком не слышали.
Но, если Джимми все же делал этому миру некоторое одолжение и садился нормально обедать, то все должно было быть по высшему классу. Именно поэтому, он застрял уже около корзины с бананами: природа, к сожалению, не соответствовала запросам мистера Пейджа, и то заставляла бананы темнеть, то делала их слишком влажными, то слишком маленькими, то слишком большими.
Когда Пейдж, привычно игнорируя не дышащую и не моргающую толпу рядом с собой, наконец-то выудил связку, которая более-менее его устраивала, появилась новая проблема. Лохматая, смуглая проблема.
- Мы знакомы? – Джимми приподнял брови и даже попытался доброжелательно улыбнуться: кто-то ему недавно говорил, что к людям надо относиться снисходительнее. Доброжелательность, конечно, вышла не очень хорошо, больше смахнув на «о, ну что вам всем от меня надо?». Особенно она плохо вышла из-за того, что мистер Пейдж терпеть не мог чужие прикосновения, просто до невозможности. Это, знаете, как кошку холодной водой из ведра облить, а потом удивляться, а что это она к рукам не ластится, а самозабвенно пытается раскромсать на ошметки ваши пальцы и выколоть вам глаза.
Стоящий перед ним субъект не вызывал доверия и узнавания. Нет, конечно, Джимми слышал о Слэше, даже слушал парочку его соло, даже одобрял, но внешностью никогда не интересовался. К тому же, «Guns and Roses» были для его ушей, как отвратительный скрип мела по школьной доске, благодаря завыванием их вокалиста.
Сол – невообразимо лохматый, в невообразимых шмотках - напоминал больше уличную шпану, с которой Пейджу не очень-то и хотелось, если честно, иметь какие-то дела. Это у Роберта всегда был огромный запас любви ко всем и вся, чтобы разговаривать с каждым встречным, но на то он и Роберт. Джеймс вообще как-то предпочитал отстраненное молчание, уединенность и одиночество.
Пейдж рефлекторным жестом оправил манжет черной рубашки, вызвав волну тихих, томных женских вздохов, прокатившуюся по всему магазину. Сол его задерживал: в списке продуктов количество пунктов не уменьшалось, а сбежать из огромного магазина с каждой минутой хотелось все больше. Года ничего не меняли: как Джим не любил людей, так и продолжал их не любить, восхищение же принимая, как данность.

0


Вы здесь » Rock on! » Игра вне игры » Сходил за хлебушком, называется.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC